Возраст волка определяется не по годам, а по количеству зверски убитых иллюзий.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:48 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Русские народные сказки - выдающийся пример рассовой и партийно-классовой борьбы. А авторские сказки, еще и редкостной жестокости...

20:47 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
19:35 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Идея, занимающая меня вот уже месяц. Черт, она даже мысли о прошедшей сессии перекрывала....



Камни

Корзина с каждым годом тяжелей,
И сложно ей уже судьбу измерить.
Иду я в поле камни сеять,
Надеясь, что взойдут ростки прошедших дней.

Что расцветут прошедшие года,
Заколосится рожь благих поступков,
А сад моих грехов и предрассудков
Пожрет лихая, жадная на сладость мошкара.

Спустя года, оглядываясь вспять,
Пойму, что время собора урожая.
И поле с садом тихо умирают...
Пора настала снова камни собирать.

@музыка: Abney Park - Victorian Vigilante

01:04 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
01:00 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
00:58 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
00:53 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
13:02 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.

обещанные основные католические молитвы:

 

Signum crucis
In nomine Patris,
et Filii
et Spiritus Sancti.
Amen.

 

перевод

Signum crucis относится к числу самых главных и основных, ее истоки в I веке н.э. Верующий, осеняя себя крестом, как бы получает частичное отпущение грехов.

 

Anima Christi
Anima Christi, sanctifica me.
Corpus Christi, salve me.
Sanguis Christi, inebria me.
Aqua lateris Christi, lava me.
Passio Christi. conforta me.
О bone lesu, exaudi me.
Infra tua vulnera absconde me.
Ne permittas me separari a te.
Ab hoste maligno defende me.
In hora mortis meae voca me.
Et iube me venire ad te,
ut cum Sanctis tuis laudem te
in saecula saeculorum.
Amen.

 

Это была любимая молитва Св. Игнатия Лойолы (1491 -1556), который и способствовал ее распространению. Входит в отпущение грехов.

 

перевод

 

Pater noster
Pater noster, qui ts in caelis,
Sanctrticetur nomen Tuum.
Adveniat regnum Tuum.
Fiat voluntas Tua, sicut in caelo et in terra.
Panem nostrum quotidianum da nobis hodie.
Et dimitte nobis debita nostra, sicut et nos dimittimus debitoribus nostris.
Et ne nos inducas in tentationem,
Sed libera nos malo.
Amen.

 

перевод

 

Gloria Patri
Gloria Patri
et Filio
et Spiritui Sancto.
Sicut erat in principio,
et nunc et semper
et in saecula saeculorum.
Amen.

 

перевод

 

Ave, Maria
Ave, Maria, gratia plena;
Dominus tecum: benedicta tu
In mulieribus, etbenedictus
fructus ventris tui Iesus.
Sancia Maria, Mater Dei,
ora pro nobis peccatoribus, nunc
et in hora mortis nostrae.
Amen.

 

перевод

 

Gloria
Gloria in excelsis Deo et in terra
pax hominibus bonae voluntatis.
Laudamus te, benedicimus te, adoramus te,
glorrflcamus te, gratias agimus tibi
propter magnam gloriam tuam, Domine Deus,
Rex caelestis, Deus Pater omnipotens.
Domine Fill unigenite, lesu Christe,
Domine Deus, Agnus Dei, Filius Patris,

qui tollis peccata mundi,
suscipe deprecationem nostram.
Qui sedes ad Dexteram
Paths, miserere nobis.

Quoniam tu solus Sanctus, Тu solus Dominus,
Тu solus Altissimus, Iesu Christe,
cum Sancto Spititu in gloria Dei Patris.
Amen.

 

Начиная с V века, включена в мессу катлического богослужения. Молитва обращена к Троице.

 

перевод

 

Confiteor
Confiteor Deo omnipotent,
beatae Mariae semper Vrgini,
beato Michaeli Archangelo,
beato loanni Baptistae,
sanctis Apostolis Petro et Paulo,
omnibus Sanctis, et vobis, fratres
(ettibi pater), quia peccavi nimis
cogrtatione, verbo et opere:
MEA CULPA, MEA CULPA, MEA MAXIMA CULPA.
Ideo precor beatam Mariam semper Virginem,
beatum Michaelem Archangelum,
beatum loannem Baptistam,
sanctos Apostolos Petrum et Paulum,
omnes Sanctos, et vos, fratres (et te, pater),
orare pro me ad Dominum Deum nostrum.
Amen.

 


Исповедь - покаянная молитва, обращенная к Богу. Возникла в период раннего христианства. Нижеследующий текст создан в VIII веке, включен в Мессу в XI веке.

 

перевод

 

 

 


23:07 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Я за точку отсчета беру осаду Ла-Рошели и события за пару лет до и после. Итак.
1624 г. - кардинал Ришельё стал министром и вскоре забрал в свои руки управление делами и неограниченную власть над королём.
1625 — Королем Англии и Шотландии стал Карл I. С июня этого же года Парламент потребовал от Карла смещения Бэкингема со своего поста, так герцог оказался во Франции.
10 сентября 1627г. - начало осады Ла-Рошели
1628 г. - взятие Ла-Рошели.
Это, собственно, были основные опорные даты, а дальше все одновременно просто и сложно. Я попробую изложить ситуацию на пальцах, если будут вопросы - не стесняйтесь.
Общеевропейская политическая картинка такая: на момент 1625 года в мире есть четыре, по сути даже три, господствующие державы, претендующие на примат в мире (ну то есть в Европе, что на тот момент тождественно). Это Англия, Франция и Испания-Австрийская империя (одна династия, одна политика, одни планы на мир), они же Габсбурги, ибо политика у всего семейства была одна. Все остальные европейские страны - разменный материал в противостоянии, как, скажем, итальянские гос-ва. Один из важнейших моментов этого противостояние не только в генеалогии (а кто как не Вы должны знать, кто есть Анна Австрийская и в каком родстве состоять Луи 16 и Карл 1), а скорее в религии. Империя Габсбургов (далее я буду рассматривать их как единую муниципальную единицу, чего и вам советую) - католики, ярые и фанатичные, оплот Папы и Церкви в Европе и мире. Франция - католики, не такая, как испанцы, но в ту же степь. Англия - протестанты, к Папе не имеют никакого отношения, у них король глава церкви.
Главными врагами Франции на международной арене являются Габсбургские монархии Австрии и Испании. Но Франция еще не была готова к открытому конфликту. Ришельё знал, что государству не хватает необходимых ресурсов для этого, необходимо решить внутренние проблемы. А их было не то, чтобы мало. В это же время Англия и лично ее первый министр (Бэкингем) предлагают Франции политический союз против Габсбургов. Но в это время Ришелье меняет политическую ориентацию, и теперь настроен на сотрудничество с Испанией, как это было при матери Людовика, Марии Медичи (это вообще весьма забавный маятник - от дружбы с Испанией к вражде и обратно. Как можно заметить еще в книге Дюма почти все дворяне знают испанский язык, но почти никто - английского. Но при этом лютой ненависти к англичанам нет, в то время, как испанцев недолюбливают, а сама Анна просит брата напасть на южные провинции (Наварра и Гасконь) Франции). То есть Англия, стремящаяся к господству на море и в колониях, становится врагом номер один. Особенно если учесть, что в это время Франция ведет активную колонизацию сев. Америки (Канада) и развиваются как морская держава. Испания этому помешать не может, не хочет и вообще у нее проблем на континенте хватает, а вот Британия напряглась, так как видит конкурента. С 1625 года Ришельё начал бороться за строительство во Франции военно-морского флота. Так как Англии уже приходилось делить монополию на морскую торговлю с Испанией и Нидерландами, то фактически правивший Англией герцог Бекингем посчитал жизненно необходимым для Англии сорвать выполнение программы Ришельё в области морского строительства.
Пересказывать историю взаимоотношений короны и гугенотов не буду, она довольно неплохо, хотя и чересчур мягко описана в романе "Королева Марго". Скажу просто, что с тех пор никто гугенотов особо не трогал, они жили своим отдельным мирком, не лезли в политику, а вот политика, как это всегда бывает, когда церковный муж становится еще и во главе страны, к ним начала присматриваться. По сути, все эти гугеноты, то есть протестанты: готовая среда для мятежей и заговоров. На чем и пытается сыграть Бэкингем. В июне 1626 года во Францию был отправлен Уолтер Монтэгу, чтобы наладить контакты с мятежными дворянами, и с марта 1627 года он начал организовывать восстание во Франции. Планировалось, что как только во Франции вновь восстанут гугеноты во главе с герцогом Анри де Роганом и его братом Бенжаменом де Субизом, то английский флот придёт им на помощь. Ришельё попытался нормализовать отношения с Лондоном, направив через Ла-Манш осенью 1626 года дипломатическую миссию, но она не ликвидировала возраставшего напряжения во франко-английских отношениях. В ноябре 1626 года д’Эпернон захватил в Бордо английский флот с годовым запасом кларета (красное бордонское вино) на борту, спровоцировав ответный выпад Англии, приказавшей арестовать все французские корабли (многие из которых были захвачены в Ла-Манше). Ришельё пришёл к убеждению, что войны с Англией не избежать. Наиболее вероятным театром военных действий казалась Ла-Рошель, и потому он распорядился принять меры по усилению охраны Атлантического побережья Франции.
В дипломатическом плане Ришелье старался укрепить отношения с Соединёнными Провинциями (Нидерланды), а также предотвратить заключение англо-испанского союза, в результате чего в январе-марте 1627 года Мадрид стал центром активного противоборства французской и английской дипломатий. В конце-концов верх одержала дипломатия Ришельё, и 20 апреля 1627 года в Мадриде был заключён новый франко-испанский союз, предполагавший взаимное оказание помощи в случае войны с третьей державой (собственно, речь об Англии). Но если смотреть на вещи трезво, правительство Филиппа Испанского с радостью бы понаблюдало, как Франция терпит поражение от Англии, а потому верить в этот союз - только смешить людей. А вот гугеноты - пессимисты, они видят в этом договоре прелюдию к очередным гонениям.
Про войну я рассказывать не буду, не думаю, что Вас это интересует, да и в любой энциклопедии можно прочесть по то, как Ришелье героически захватил Ла-Рошель, используя прием, который последний раз использовался Александром Македонским, а потом поставил англичан в такой экономический и логический тупик, что те не просто сдались, но и устранилась из участия в Тридцатилетней войне.
При жизни Ришелье религиозный вопрос был снят и конфликтов не было, они возобновились после его смерти.
Все это происходит на фоне Тридцатилетней войны (1618—1648), в которой участвует вся Европа, даже Россия, хотя "что ей Гекуба, что она Гекубе", притом на выступает на стороне Франции. По сути все воевали против гегемонии Габсбургов. Но в интересующий нас период времени идет так называемый "Чешский период", события которого далеки от Франции, если не считать того, что победа Габсбургов в Чехии заставила остальные страны теснее сплотиться. 10 июня 1624 Франция и Голландия заключили Компьенский договор. К нему присоединились Англия (15 июня), Швеция и Дания (9 июля), Савойя и Венеция (11 июля).

@музыка: Le Roi Soleil - Etre a la hauteur

@темы: История, люди, война, и ваще...

20:08 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.

Литературный гороскоп для знака Близнецы




Конечно, вы сразу поняли, почему типичных Близнецов можно сравнить с Дон Жуаном, каким его представляли многие писатели, например, Байрон. У Близнецов редко бывают проблемы с тем, чтобы кого-то покорить, беда только в том, что для них самих постоянное покорение новых сердец порою становится важнее самой любви. Зато если Близнецы находят себя в жизни, то значительная часть их кипучей энергии устремляется уже не на любовные приключения, а на любимое дело. И тогда здоровый авантюризм и неотразимое обаяние Близнецов помогают им достигать настоящих успехов!

Получить свой литературный гороскоп

20:07 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
01:46 

Иное, чем любовь

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Пробуждение было внезапным, резким, словно горячая вода на отмороженные пальцы. Я просто открыл глаза, столкнувшись взглядом с холодным белым оком луны. Она опять не задернула занавески, забыла! Ненавижу открытые окна, ненавижу разомкнутые шторы- очень обидно и неприятно слышать и видеть людей, которые еще могут ходить, в то время как я стал зависимым, попал в западню. Кто бы мог подумать еще 2 года назад, что даже глоток воды без посторонней помощи мне будет казаться подвигом. Нужно занавесить это чертово окно, сомкнуть зенку белой луне.
- ЭЙ!
Я редко зову Ее по имени. Не потому, что оно длинное, сложное или некрасивое. Просто не могу.
Это эгоистично - будить Ее посреди ночи в угоду своему капризу. Я знаю, и продолжаю звать, хрипло и настойчиво:
- Эй!
Больше двух раз я не кричу никогда. Приятели зовут это дутым гонором, но я предпочитаю более изящную формулировку - "достоинство".
Я так и лежу с открытыми глазами, не в силах отвести их от луны. А ведь мы с небом в чем-то похожи - оно тоже инвалид, одноглазое создание, никогда не смотревшая на мир в оба. А я как раз смотрел - и остался без ног. И появилась Она в моей жизни, в самый, почти как в кино, подходящий момент. Не знаю, что ей двигало - мое "достоинство" не позволяет спросить, в то время как эго, споря со здравым смыслом, объясняет все личным моим обаянием и неотразимостью. Глянцевая скорлупа самолюбия и самоиронии прекрасно защищает от злых выпадов, знаете ли...
Когда я уже отчаялся, когда начал закипать под прицельным взглядом небесного светила, появилась Она, молча вошла, поглаживая дымящуюся чашку по крутому боку. Растрепанная, заспанная, некрасивая. Но... что-то в груди защемило. Стыд, благодарность, жалость и к себе, и к ней. Хотя нет, к себе были ненависть и презрение, за то, чем я стал...
Она почти сразу поняла причину моего беспокойства. Не смотря на разность полюсов, мы думаем поразительно одинаково. Тут же небо смежило единственный глаз, а озябшие, всегда холодные руки согрела кружка.
Я одиночка, всегда им был. Мое "достоинство" просто отказывалось признавать, что без людей я ничто. В моей речи всегда слишком много "я". А потому жизнь и ударила снизу, исподтишка, по ногам. Почему не в спину? Наверное побрезговала трогать старые шрамы, оставшиеся от всех друзей. Благо эти же друзья отлично врачуют подобные недуги.
Она подошла, провела рукой по моим темным, всклокоченным волосам. От нахлынувшей нежности я едва смог улыбнуться.
- Прости, Не злись, - Невероятно! Она просит у меня прощения за мои же несносные выходки! Чтобы скрыть отвращение к себе, я опустил глаза к кружке. И высокомерно промолчал.
Зачем? Почему она здесь? Ведь ничто не мешает ей встать и, громко холнув дверь, что наверняка меня взбесит, выйти прочь и из моего дома, и из моей жизни. Я ничем не могу ее удержать. Да и не стану - "достоинство". Я так и останусь упиваться гневом и чувством вины.
- Ты меня любишь?
Я не знаю. Нет, пожалуй нет. Я не чувствую ни жгучей страсти, ни желания обладать тобой, подавлять и подчинять. Нежность, доверие, желание оберегать и защищать от всех и вся. Ревность. Чувство радости, когда тебе что-то удается и злость, что я к этому не причастен. Но не любовь... Я хочу чтобы ты всегда была рядом, чтобя я никогда не оставил тебя. Мое "достоинство" ненавидит признавать, что живое существо вдруг стало для меня одним из компонентов воздуха. И я просто задохнусь однажду ,если Она не придет на мой хриплый, грубый зов. И это уже не дружба...
Молчание затянулось. И она настойчиво повторяет:
- Ты меня любишь?
Это иное, чем любовь, крепче, надежнее. Но я не знаю, как его назвать, это чувство... Но минутку закрываю глаза, чтобы увидеть Ее лицо на обратной стороне век.
И тихо говорю то, что она хочет услышать...

@музыка: Oomph! - Unsere Rettung

@темы: любовь, люди, графомания, люди

13:24 

Прошу Вас

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Тише, прошу Вас, лорды и леди,
Держите себя в руках.
Немые вопросы душат, как плети
И оседают на рукавах.

Стойте, прошу Вас, терпение - благо.
Негоже рубить с плеча
Судьям почтенным Верхней палаты
И обвинять сгоряча.

Сядьте, прошу Вас, подумайте дважды.
Зачем этот мусор слов?
В молчании этом услышит каждый
Крушенье основы основ.

Судите, прошу Вас, как обещали,
По чести и по уму...
И наша Фемида из дыма и стали
Раскроет глаза поутру...

@музыка: Sting; Eric Clapton - It`s Probably Me

@настроение: подавленное

@темы: Графомания, суд, эмоции, обман, люди, фэнтези

03:26 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Одна девушка вышла за богатого, а он оказался изменщик. Чтобы не очень грустить, она решила завести внебрачного дружочка. Для нечастых встреч с высоким содержанием секса.

Сама она стеснялась писать на сайт знакомств, попросила меня.
Я представил себя Леной, которой регулярно изменяет мой Вася.

И написал такое объявление:

«Заведу постельный роман под обещание не отягощать меня цветами и эсэмэсками с цитатами из Бодлера. Мужчина с холодной головой получит тугую попу, малоношеную грудь и другие милые пустячки на срок по договорённости. Если вам интересно, у меня синие глаза».

Потом подумал и написал более выразительно:

«По семейным обстоятельствам мне нужен секс. Много. Я миловидная, оборудована попой, грудью, талией. Всё отличного качества. Мне не нужны цветы, подарки и длинные эсэмэс про чувства.

Если вы не пузатый карлик и верите в чудеса, просто напишите мне».

Потом ещё подумал и написал самое точное объявление:

Друзья мои.

Мой муж – мудак!
Лена.

Телефон: 800-800-800.

И фото, а как же.

(с) Слава Сэ "Сантехник, его кот, жена и другие подробности"

@настроение: стоит

@темы: литература, люди

11:01 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Я уже не знаю, какая это по счету попытка поюзать дайри и найти в этом какую-то прелесть.
Ладно, мы будем упорны и упрямы. Вдруг действительно польза будет...

20:09 

Пролог

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Первый из бокалов вина опустел.
Терпкий вкус старого вина все еще чувствовался на губах, а Курт уже отчаянно тянулся за бутылью, чтобы наполнить себе второй.
С некоторых пор Курт полюбил одиночество, чего раньше никогда за собой не наблюдал. Странное дело: человек всю свою жизнь бежит от одиночества, чтобы в один момент развернуться и добровольно спрятаться в его зале кривых зеркал, выхватывающем худшие твои добродетели и преображая их в лучшие из пороков. Еще одно сражение с армией страхов, переживаний, желаний и угрызений совести. Сражение совершенно лишнее для человека и без того утомленного и сломанного войной.
Но все чаще вечера он проводил не с семьей, а запирался в кабинете и в абсолютном молчании чистил свой пистолет, раз за разом надраивая мелкие детали. Окончание своей работы он отмечал несколькими бокалами вина. Обязательно красного и непременно дорогого. И только после этого нехитрого ритуала ложился спать, утомленный бессмысленной монотонной работой.
В кабинет упрямо пробирались лучи закатного солнца, буквально бились о столешницу массивного рабочего стола, елозили по полу и, иногда выхватывая ладони или лицо полковника, вдруг пугались и прятались на стенах и в складках тяжелых штор. Через большое окно на Курта смотрел привычный пейзаж: набережная полная шумной матросни и покачивающихся на волнах лодок. Вокруг никогда ничего не менялось еще, кажется, со смерти отца Коннера. И не изменится после смерти самого полковника.
Сегодня все вокруг было особенно угнетающим - Курт замер в своем широком кресле, держа в одной руке начищенный до блеска пистолет, а в другой - бокал вина. Полковник переводил растерянный взгляд с одного предмета обожания на другой. Затем подставил к виску пистолет и, нажав на курок, многозначительно отрешенно воскликнул:
- Бах!
Ничего не произошло.
- Проклятье, - выругался полковник, раздосадованный фактом, что незаряженные пистолеты не стреляют.
Времени на эти безрассудные глупости у него не было - Курт имел в запасе всего час, чтобы напиться в стельку. К тому моменту, когда в его дом придут ребята в смешных касках и синих мундирах, чтобы предложить проследовать с ними «под арест», а потом и на плаху, ему должно было уже быть все равно.
"Интересно, сейчас все еще модно казнить гильотиной?"
Второй бокал вина опустел.
Этот вечер отличался от череды предыдущих только тем, что начался сразу после обеда. Так рано Коннер никогда не запирался у себя. Несколько раз его попыталась побеспокоить жена, дважды в кабинет ломилась дочь. Но ни одна из них ответа не удостоилась, будто за дверью никого и не было. Впрочем, за дверью, по сути, был уже мертвый полковник. Коннер отодвинул ящичек стола и выудил из него один патрон, а затем зарядил старый револьвер. Закрыл глаза, чтобы не подглядывать, и раскрутил барабан. Щелчок - барабан встал на свое место.
- Бах!
Ничего не произошло.
Насмешливо Коннер налил себе еще вина и отсалютовал бокалом кому-то под потолком, пробормотав отрешенное "твое здоровье", вновь осушил сосуд. На грани своей собственной неминуемой и весьма позорной кончины, разве не весело шутить со смертью? Ведь они же были почти родственниками! Старыми приятелями так точно…
Налил вина, раскрутил барабан, поднес к виску:
- Бах!
И снова ничего.
Раздосадованный Коннер покачал головой, и его бокал вновь опустел, как колодец в Сахаре. Ожидать, что старый боевой друг снизойдет до него и позволит выпустить пулю в лоб, было глупо и наивно, но офицер все еще старался выиграть свое право на самоубийство. От отчаяния, быть может. Такое, конечно, случается с людьми, но не с солдатами, не с приставленными к награде офицерами, не с ним, не с Куртом Коннером! Ему просто нравилось играть со смертью. Тем более нужно было чем-то убить время, пока жизнь сама не подскажет, как решить проблему и улизнуть от неминуемой расплаты.
"Нет, клянусь, я не хочу, чтобы на моей могиле кто-то написал "Сбежал от позора и суда", о нет! Я не доставлю надменным обвинителям такого удовольствия!"
Да и… а есть ли смысл бежать? Говорят, что после смерти каждого ждет божественный суд. От одного процесса на другой? Только вот того судью черта с два обманешь! Хотя всегда есть шанс отделаться исправительными работами на правом плече у какого-нибудь грешника… Курт Коннер был слишком смел, чтобы бежать, и слишком горд, чтобы соглашаться на помилование.
На лестнице послышались шаги, и кто-то постучал в дверь, уверенно и повелительно. Вернее даже требовательно забарабанил в нее, словно пытаясь звуком выдавить Курта в объятия оков и стражи.
- Полковник Курт Коннер, откройте! - взвизгнули с той стороны двери.
Офицер был спокоен и в стельку пьян. Да, он успел осуществить свой коварный план и хорошенько надраться перед тем, как кануть в бездну правосудия. Оставалась лишь одна незавершенная забава. Он закрыл глаза и раскрутил барабан револьвера.
- Да, да, - протянул он достаточно громко, чтобы убедить всех, кто стоит за дверью, что не сбежал. - Уже иду.
Барабан встал на свое место, Коннер налил вина и поставил перед собой. Затем поднес револьвер к виску и воскликнул практически одними губами:
- Бах!
- Бах! - вторил ему выстрел.
Кровь брызнула на стол, заваленный бумагами, окропила и стену, и стол, и спинку стула. Тело обмякло, рука, не выпустившая пистолет из закостенелых пальцев, безвольно обвисла и голова с глухим ударом опустилась на столешницу. Под ней ровным красивым полукругом расползалось огромное кровавое пятно, которое еще долго не смогут отмыть. Есть что-то красивое в насильственной смерти, что-то завораживающее и притягательное. Пугающее, но не дающее отвернуться, преследующее днем и ночью. Это как табак – попробовав один раз, не многие способны остановиться… Настоящий солдат всегда солдат, а когда он не может убивать врагов, он убивает себя. Потому что насильственная смерть это красиво и не так беспомощно, как естественная.
Надменные заколотили в дверь с еще большим ожесточением и, когда, наконец, выломали ее, ворвались в кабинет. Их взору предстала картина, [красивое пафосное сравнение]: труп, дымящийся висок, кровь на полу, на стене, на столе, недопитый бокал вина и медленно сбегающее с места преступления солнце, лучи которого все еще боязливо огибали лицо и ладони полковника.
Курт Коннер задумчиво почесал висок.

23:26 

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.

Инструкция к применению:

- ударение никогда не ставится на последний слог и не бывает далее третьего слога от конца слова; (это важно!)

- в многосложных словах ударение падает на предпоследний слог, если он долгий;

- во всех остальных случаях ударение ставиться на первый слог.

То есть, правила ударения в большей степени идентичны аналогичным правилам во французском языке.

 

Патер ностер

 

Патер ностер, кви тс ин каэлис,

Санцтртисетур номен Тум.

Адвениат регнут Тум.

Фиат волюнтас Туа, сицит ин каэло эт ин терра.

Панем пострум кватидианум до нобис ходи.

Эт димите нобис дебита ностра, сицит эт нос димитус дебиторибус нострис.

Эт не нос идукас ин тентатионем,

Сед либера нос мало.

Амен.

 

Аве, Мария!

Аве, Мария, грата плена;

Доминус тецум: бенедикта ту.

Ин милиэрибус, бенедиктус

Фруктус вентрис туи Есус.

Санси, Мария, матер Деи.

ора про нобис пеккаторибус, нунц.

эт ин хора мортис ностра.

Амен.

 

Ангеле Деи

Ангеле Деи,

кви цистос ес меи,

ме, тиби коммиссум пиетат суперна,

иллюмина, цистоди,

реге ет губерна.

Амен.

 

Глориа Патри

Глориа Патри

эт Филио,

эт Спирита Санкто.

Сицит эрат ин принципио,

эт нунц эт семпер

эт ин сацила сацелорум.

Амен.

 

 


01:46 

Вдохновение

Это не я выбрал цирк, это цирк выбрал меня.
Странное дело это ваше вдохновение.... Почему-то осенью и весной Пегас летает ко мне регулярно, едва ли не каждый день, как на выпас, принося с собой неудержимый "писец". А вот тебе пришло лето, свободное и почти ничем не замутненное, кажется, пиши не хочу, ничего не отвлекает, а времени для того, чтобы записывать идеи - вагон и три тележки. А настроения хватает только на парочку постов и шутки в привате. Нет, определенно, вдохновение, когда больше всего нужно не приходит, зато в ванной, где ни бумаги, ни ручки и все мгновенно забывается - строчки сами собой рифмуются. Или вот еще на парах, где вроде как совсем не время, да и палевно, заниматься графоманией.
А ведь так нужно написать хоть один, небольшой стих... А нетути, ждите первых желтых листьев.


@музыка: Darren Hayes - Insatiable

@темы: вдохновение, графомания, самокопание, размышления

Once upon a time

главная